Маринхель
Я читала многие стихи Ахматовой, в том числе пронзительно-жуткий Реквием; мне всегда казалось, что они естественные, лёгкие и складывающиеся в строфы как бы сами собой. С творчеством Гумилёва я знакома совсем плохо и он по сравнению со своей женой казался каким-то более жёстким и скучным и даже посредственным.
Со временем моё отношение к Ахматовой в принципе не поменялось, но некоторые стихи стали отдавать истерией (что логично, учитывая её жизнь) и немного ванилью.
Вчера я наткнулась на стихотворение Гумилёва, которое полностью изменило моё к нему отношение.

Волшебная скрипка
Валерию Брюсову

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка,
Что такое темный ужас начинателя игры!

Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей,
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
И когда пылает запад и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, —
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступлении
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело,
В очи глянет запоздалый, но властительный испуг.
И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается друг.

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

@темы: Мысли вслух